Вирджил абло

Содержание
  1. За что все критикуют Вирджила?
  2. Как на Абло обратили внимание?
  3. Абло можно считать неформальным лидером New Guards Group — миланского холдинга, в рамках которого он, Marcelo Burlon и Heron Preston задают уличную моду.
  4. Почему Louis Vuitton не ошиблись?
  5. Узнаваемые стилистические приемы Вирджила Абло для Off-White
  6. Карьера
  7. 2009–2013: путь к известности
  8. 2013–2017: Off-White и успех
  9. С 2018: Louis Vuitton

За что все критикуют Вирджила?

Когда LVMH объявили о назначении Абло (он прибыл на смену ушедшему в Dior Homme Киму Джонсу), это решение покоробило многих критиков: сложно свыкнуться с идеей, что в команде Louis Vuitton будет не профессиональный дизайнер, а выскочка и инстаграм-звезда. Многие вспомнили неудачу Brioni: татуированный инфлюенсер Джастин О’Ши, то менявший логотип бренда, то снимавший для рекламы группу Metallica в полном составе, не продержался в роли креативного директора и года.

«Господин Абло – отражение всего дурного, что есть в сегодняшней индустрии моды: переизбыток шумихи, недостаток дизайна», – прокомментировал новость о его назначении один из самых уважаемых критиков моды Анджело Флаккавенто. Даже поклонники шутят, что скоро не останется в мире брендов, с кем вдохновитель Off-White еще не сделал коллаборацию: ковры, газировка, парфюмы, скульптуры – все уже было. Ну и главная претензия: хайп, за счет которого живет Абло, – ресурс крайне ненадежный. Например, дизайнер Шейн Оливер тоже начинал с принтов на футболках и основал бренд Hood by Air, который долгое время был в почете у Дрейка и A$AP Rocky (правда, с последним все закончилось враждой). Потом дела пошли на спад, и HBA пришлось прикрыть.

Как на Абло обратили внимание?

Вирджил не скрывал, что всегда хотел работать на какой-нибудь большой бренд: все коллекции и коллаборации Off-White он называет «своим портфолио». И если бы он действительно писал резюме, там обязательно появилась бы любопытная строка – интернатура в Fendi.

В 2009 году Вирджил и его друг Канье Уэст решили во что бы то ни стало поработать на уважаемый модный Дом – как минимум стать практикантами. В Fendi друзья получали минимальную зарплату, покорно таскали кофе своим наставникам, сканировали документы и получали четкое «нет» на предложение внедрить кожаные легинсы в коллекцию – никаких поблажек. Энтузиазм окупился: в дизайнерских начинаниях Вирджила заинтересовался Майкл Берк, на тот момент – СЕО Fendi. «Я платил им $500 в месяц! – говорит он в интервью New York Times. – И я был впечатлен тем, как они пробивались, как создавали совершенно новую атмосферу в студии». Сейчас Берк – исполнительный директор Louis Vuitton. Получается, все это время он следил за карьерой Вирджила Абло.

Абло за работой над главной кроссовочной коллаборацией 2017 года – Nike и Off-White.

Аромат Elevator Music из коллаборации Off-White и парфюмерной марки Byredo.

Абло можно считать неформальным лидером New Guards Group — миланского холдинга, в рамках которого он, Marcelo Burlon и Heron Preston задают уличную моду.

На Эллисон: комбинезон A Plan Application, казаки Don Quijote; на Кристин: комбинезон Off-White C/O Virgil Abloh, казаки Don Quijote

После Иллинойсского технологического института Вирджил стажировался в Fendi, потом запустил свою линию Pyrex Vision, где расписывал классические футболки Ralph Lauren и Champion замысловатой графикой и провокационными слоганами. Его ранние опыты вдохновлены среди прочего маркой Fragment Хироси Фудзивары, который в 1980-е познакомил Токио с уличной модой и хип-хопом.

Пять лет назад Вирджил создал бренд Off-White и слыл типичным представителем стрит-фэшна, пока в 2015 году не вышел в финал конкурса LVMH. Тут-то модные критики пригляделись к его коллекциям повнимательнее и обнаружили, что это не просто очередные худи и треники, а серьезный зрелый дизайн. Продуманные пропорции и объемы, лаконичные и точные линии — вот что бывает, когда новаторский подход сочетается с мышлением архитектора. Оттого его коллаборации всегда кажутся не формальным использованием логотипа, а вдумчивой работой над формой и содержанием.

Худи, платье, ботинки Heron Preston

«Вирджил все придумывает сам, — говорит Оксана Бондаренко. — Вдохновляется миром вокруг, а дальше все переосмысливает, рисует эскизы». И правда, пока мы беседуем, Абло успевает решать десятки вопросов по WhatsApp и прорисовывать скетчи ремней. «Сегодня в команде тридцать пять человек, и мы все делаем всё, — рассказывает он. — Двадцать лет назад я о таком и подумать не мог. Я делаю то, что люблю, а для этого мне совершенно необходимо быть счастливым и вдохновленным. ­По­этому я путешествую триста дней в году и все равно только мельком повидал мир, хочется глубже изу­чить Восток. Я знакомлюсь с чужими культурами, общаюсь с людьми, у меня много друзей», — смеется он.

Среди его друзей Кендалл Дженнер, Рианна и Канье Уэст, а в инстаграме почти три миллиона подписчиков. Он гуру эпохи диджитала, когда соцсети заменяют рекламу, прессу и дают мгновенную обратную связь. «Я провожу в сети примерно половину времени, — говорит Абло, — пятьдесят на пятьдесят, офлайн и онлайн».

«Все дело в том, что он очень добрый и позитивный, — говорит Оксана, когда Вирджил отвлекается, чтобы ­ответить на звонок. — Это чувствуется и в личном общении, и по его постам в инстаграме. Люди сегодня покупают не одежду, а настроение. И конечно, их притягивают вещи, сделанные с душой и с удовольствием. Они ­будто хотят заразиться позитивом Абло, купить частичку его самого».

А чего хочет сам Вирджил? «Пробовать новое, расширять границы. Моя задача — улавливать, что появляется в мире, документировать эпоху в своих коллекциях и меняться вместе с ней. Меня не очень интересуют политические лозунги в моде. Кто-то считает, что стакан наполовину полон, кто-то — что он наполовину пуст, а роль художника — поставить этот стакан на стол. Пусть спорят».

Летом следующего года в Чикаго, где Вирджил живет с женой Шеннон и двумя маленькими детьми, откроется его ретроспектива. Неплохо для человека младше сорока. Но еще круче вопрос, который куратор чикагского Музея современного искусства задал Абло: «Если бы Уорхол жил сегодня, он был бы как вы?» Вирджилу, который, конечно, человек-бренд, как и Энди, сравнение льстит: «Меня в нем восхищает невероятное трудолюбие, одержимость делать что-то независимо от того, будет это успешным или нет. В этом смысле я иду вслед за ним. Уорхол часто нарушал общепринятые нормы, вызывал возмущение зрителей — сегодня, в эпоху соцсетей, эта проблема стоит еще острее. Он, как и Дюшан, был гением, предсказывал то, что современники не видели, открывал двери, в которые никто не заглядывал».

Среди других его кумиров — Том Сакс, Джефф Кунс и Дэмиен Херст. Но на вопрос, какое произведение искусства он бы купил, если бы не стоял вопрос денег, Абло не раздумывая отвечает: «Мону Лизу». И вдруг расплывается в улыбке: «Пока вам есть чем вдохновляться, вы не состаритесь. Молодые всегда смотрят на мир открытыми ­глазами и этим отличаются от стариков».

На Эллисон: платье Palm Angels; на Кристин: платье Marcelo Burlon County of Milan, сапоги Isabel Marant

Фото: Jonas UngerСтиль: Masha Fedorova, Katerina Zolototrubova

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Почему Louis Vuitton не ошиблись?

Абло работает прямолинейно – берет готовые вещи (худи, парки, рюкзаки), стараясь сделать их ироничными и концептуальными. Такой вот новый постмодернизм – застебать весь мир. Порой получается поверхностно, порой – претенциозно. Сегодня главный творческий привод Абло – это здоровый цинизм, но у него есть оправдание: Вирджил в шутку называет «своим адвокатом» Марселя Дюшана, художника-концептуалиста, которого широкая публика знает по скульптуре «Фонтан» – готовому писсуару с авторской подписью.

Как говорится, fake it till you make it – притворяйся, пока все не поверят. И вместе с пятью миллионами (суммарно с аккаунтом @off____white) фолловеров в инстаграме он однозначно встряхнет исторический модный Дом. «Вместе с Вирджилом Louis Vuitton прежде всего приобрели огромную новую аудиторию», – говорит байер московского концепт-стора Leform Сергей Танин.

На презентации Heron Preston в Нью-Йорке, сентябрь 2016 года.

Хотя относительно таланта Абло мнения критиков расходятся, все они согласны в одном: приглашение Вирджила в Louis Vuitton – отличное стратегическое решение. Критик Vogue Runway Сара Мауэр считает, что Вирджил только укрепит успех своего предшественника Кима Джонса, а так как они друзья, покупатели еще будут разрываться между Louis Vuitton и Dior Homme, куда ушел Джонс. В любом случае LVMH выигрывают. «После коллаборации Louis Vuitton с Supreme открылась большая бизнес-возможность, – комментирует ситуацию автор главного бизнес-издания о моде Business of Fashion и основатель журнала StyleZeitgeist Евгений Рабкин, – LVMH публично торгует акциями на бирже, им нужно расти, а продукт, я думаю, будет продаваться ограниченными партиями, чтобы вызывать у потребителя ажиотаж».

Фото: Getty Images

Узнаваемые стилистические приемы Вирджила Абло для Off-White

Пластмассовая бирка и надписи в “кавычках”.

«Собянинская» диагональная полоска (как на плакатах о реконструкции улиц Москвы).

Логотип из четырех перекрещенных стрелок.

Проблемы начались и у Vêtements. Бренд, взорвавший интернет своими 250-долларовыми футболками DHL и ставший трамплином для карьеры Демны Гвасалии (он стал креативным директором Balenciaga), стремительно теряет поклонников и проседает в продажах. «С точки зрения ретейла Vêtements мертвы», – говорит анонимный источник Highsnobiety. Еще пару лет назад вещи бренда разлетались как горячие пирожки, а сейчас понуро висят на распродажах.

Но Вирджил, кажется, ничуть не боится исчезнуть. Он хорошо оперирует понятием временности и, что еще важнее, своевременности – та же коллаборация с московским концепт-стором «КМ20» тому пример. Надпись «Временный» во всю спину – кредо Вирджила: жизнь как сторис в инстаграме. Зачем строить что-то вечное, если завтра это станет неактуальным? Тем более когда звездные дизайнеры стабильно раз в три года кочуют из одного модного Дома в другой

В сложившейся ситуации важно быть не просто первым. Куда круче – всегда быть свежим

Надпись на толстовке из коллекции Temporary, созданной Off-White для московского магазина «КМ20».

Карьера

2009–2013: путь к известности

После окончания университета, в 2009 году Абло поступил на стажировку в модный дом Fendi, попав в одну команду с рэпером Канье Уэстом. Находясь в офисе Fendi в Риме, Италия Абло и Канье начали сотрудничать в творческих проектах. Спустя год, Уэст назначил Абло креативным директором своего рекламного агентства, DONDA. В 2011 году Уэст назначил Абло на должность арт-директора для готовившегося к выпуску совместного альбома Jay-Z и Канье Уэста «Watch the Throne». В 2012 году Абло зарегистрировал свою первую компанию, Pyrex Vision — небольшой бутик стритвир-одежды. Абло приобретал одежду из старых коллекций бренда Polo Ralph Lauren за сорок долларов, наносил на неё собственные рисунки и продавал за цены, доходившие до пятисот пятидесяти долларов. Абло закрыл свою компанию через год, так как его целью не было создание коммерчески успешного предприятия, а «проведение художественного эксперимента».

2013–2017: Off-White и успех

«Большая часть стритвир-одежды смотрится дёшево. Моей целью было добавить в неё глубину и получить таким образом качественные дорогие изделия.»
— Абло о вдохновении при создании бренда уличной одежды высокого класса Off-White.

Абло основал свой первый модный дом и второй бизнес в целом в 2013 году. Им стал бренд уличной одежды высокого класса Off-White. Инвесторам и критикам Абло описал свою новую компанию как «серую область между белым и чёрным» или как цвета «оттенки белого» (англ. Shades of white) — Off-White. Головной офис расположился в Милане, Италия. Бренд запустил линейку модной женской одежды в 2014 году и представил её на неделе моды в Париже. Его коллекции стали финалистами премии компании LVMH, но проиграли на конкурсах Marques’Almeida и Jacquemus. Абло открыл первый концептуальный магазин своего бренда в Токио, Япония, где впервые были представлены изделия для интерьера. В 2017 году Абло получил предложения о создании коллекции обуви совместно с Nike, получившей название «The Ten» (рус. Десять), где он пересмотрел дизайны некоторых наиболее известных кроссовок компании. Вирджил также работал совместно с мебельным концерном IKEA при создании мебели и предметов интерьера. Как сообщается в пресс-релизе, эти изделия нацелены главным образом на «миллениалов», которые будут обставлять свой первый дом. Коллекция будет называться «Markerad» (швед. ясное, свежее, выраженное), релиз назначен на 2019 год.

В рисунках на одежде Вирджил часто использует кавычки «» чтобы иронически передать отчуждение от общества и социальных норм.

В 2017 году, на фоне определённого подъема неонационализма, Абло работал вместе с неоконцептульной художницей Дженни Хольцер при создании линии, подчёркивающей положительные стороны иммиграции, культурной интеграции и глобализации. В декабре 2017 года Вирджил Абло снова работал с Дженни Хольцер над дизайном футболок для благотворительной организации Planned Parenthood в ответ на марш женщин в Вашингтоне.

С 2018: Louis Vuitton

Абло включил знаменитый логотип бренда LV в свою первую коллекцию

26 марта 2018 года Абло был назначен художественным директором мужской линии одежды бренда Louis Vuitton, став первым темнокожим на этом посту, также одним из немногих темнокожих, включенных в список главных кутюрье Франции. Во время своего вступления в должность Абло сказал: «Это большая честь для меня занимать эту позицию. Я нахожу историческое наследие и творческую целостность бренда источником вдохновения для себя и буду иметь их в виду, но также и стараться делать современные вещи». Вирджил Абло продемонстрировал свою первую коллекцию для бренда Louis Vuitton в 2018 году на мужской неделе моды в Париже во дворце Пале-Рояль. В показе участвовали Playboi Carti, Лэйси, Стив, Дев Хайнс и Кид Кади, представлявшие «цветные расы».

Комментариев нет, будьте первым кто его оставит